Исследования в 19-20-х веках

В наши дни принято считать, что современная химия берет начало не в традиционном Искусстве алхимиков, а из эмпирических опытов пафферов. Как мы уже говорили, большое число химических реакций, а также новые вещества были открыты теми псевдоалхимиками, которые экспериментировали со всем, что попадалось под руку. Подлинные адепты точно знали, какие физические вещества нужны для производства Камня, и поэтому весьма редко прибегали к чисто химическим опытам. Верно, что такие выдающиеся алхимики, как Василий Валентин и Парацельс, внесли весомый вклад в развитие химии как науки. Однако их открытия стали возможны благодаря второсортным экспериментам, которые отнюдь не решали вечных философских вопросов.
Теперь рассмотрим архимистов, независимых искателей, проводивших свои исследования в конце XIX и начале XX века. Они утверждали, что трансмутация металлов возможна даже средствами обычной химии, т. е. без освобождения огромных ядерных энергий, как учит современная физика. Тифферо, а за ним Жолливе-Кастилло прославились своими исследованиями в этом направлении, однако официальная наука никогда не признавала трансмутации, которую они якобы совершали. Порции золота, полученные в результате их экспериментов, были весьма ничтожны, что вполне объяснялось наличием примесей в исходных образцах. Весьма любопытный случай имел место в Германии в 1931 году. Collapse )

Эксперементы пафферов

Рене Маркар, таким образом, абсолютно прав в том, что эксперименты многих пафферов завершались сильнейшим взрывом. Вот одно из многих описаний, взятое из книги Мэри Мэнли «Заметки о новой Атлантиде», напиханной в конце XVII века: «Однажды благородная женщина, безумно увлеченная алхимией, познакомилась с мужчиной, утверждавшим, что может превращать свинец в золото. На языке алхимии это означает, что он якобы мог осуществлять трансмутацию неблагородных металлов в драгоценные. Этот герметист попросил дать ему все необходимое, а также время для осуществления своих намерений. Женщина пригласила его погостить в свое имение, где для него была построена большая лаборатория. Хозяйка строго приказала своим слугам не беспокоить гостя во время работы. Он добился разрешения не открывать никому дверь, мотивируя свое требование тем, что предается весьма возвышенным мыслям. Еду ему приносили и оставляли у двери, так что алхимика никто не видел. Он прожил в имении два года и за это время ни разу ни с кем не заговорил, включая даже свою доверчивую попечительницу. Когда же наконец она была допущена в лабораторию, ее изумленному взору открылось ужасное помещение, в котором находились всевозможные дистилляционные аппараты, огромные кастрюли, длинные трубки, наковальни. В нескольких местах с шипением горел огонь, и ей показалось, что она попала в ад. И тем не менее она благоговейно смотрела на закопченное лицо ученого. Человек выглядел бледным и уставшим, и у женщины не возникло ни малейших сомнений, что дни и ночи напролет он проводит в работе и глубоких раздумьях. На своем непонятном алхимическом жаргоне ученый объяснил ей, что достиг немалых успехов. Она стала оглядываться по сторонам, тщетно ожидая увидеть на полу небольшие кучки золота, ведь алхимик перед этим неоднократно просил ее о все новых принадлежностях и большом количестве угля». Collapse )

Кто такие пафферы

Прекрасная характеристика движения пафферов содержится в книге Рене Маркара «Короткая история химии и алхимии»: «За пределами сферы великого Искусства пафферы образовали круг людей второго сорта, среди которых много шарлатанов, мошенников, мечтателей, колдунов, гадателей, поставщиков амулетов, чудаков и сумасшедших всех мастей. На фоне всех этих людей следует особо выделить тех бездарных «тружеников пламени», которые надеются выведать тайны у подлинных Искателей и живут отблесками их таланта. Магические ритуалы, а также изготовление модных некогда ядов кормили их. Они были твердо убеждены, что из различных частей тела животных можно приготовить эликсир с необычными свойствами и эк-спериментировали с совершенно невообразимыми смесями веществ, иногда просто отвратительными. Для опытов, подобный, тем, что проделывались Жилем де Рецом, нередко использовалась даже кровь детей. Не удивительно, что подлинные сторонники Великого Делания нередко становились жертвой беспощадных законов».
Collapse )

Первое столкновение с алхимией. Часть 2.

Продолжение. Начало здесь. 
Работа была озаглавлена “А New Assembly of Chymical Philosophers». Она увидела свет в 1954 году, за два года до того как происходили описываемые события. Я собрался с духом и спросил: —    Что значит это любопытное название? Алхимиков называют герметическими философами, а также Philosophers of Chymistry, причем последнее слово пишется не просто chemistry (химия), а традиционно — с буквой у. Что же касается слов New Assembly, то, возможно, это цитата из древнего трактата «Turba Philosophorum», название которого может быть прочтено как Assembly of Philosophers (Собрание философов), но ни в коем случае не Rabble of Philosophers (толпа философов), как его иногда переводят. Почувствовав себя явно не в своей тарелке, я заплатил за книгу и, придя домой, сразу же принялся за чтение. Книга не была рассчитана на начинающих, однако автору удалось сделать ее вполне понятной для серьезного читателя. Она и стала тем «сезамом», который открыл передо мной первую дверь к герметическому Искусству. Мне понадобилось больше года на то, чтобы проштудировать около двадцати работ по алхимии. Каждая новая книга способствовала тому, что у меня создавалось вое более полное представление об изучаемом предмете. Поначалу я думал, что эта древняя наука исчерпывающим образом соответствует определению Луи Фигье, веденном в книге «Алхимия и алхимики», увидевшей свет в 1856 году: «Как известно, смысл алхимии в том, чтобы осуществлять трансмутацию металлов, превращать неблагородные металлы в драгоценные и получать искусственным путем серебро и золото. Вот какую цель преследуют сторонники этой любопытной науки уже в течение пятнадцати столетий». Я узнал, что практическая работа алхимии, называемая Магистериумом, или Тайной, фактически имеет своей целью создание необычного объекта — Философского Камня, который может превращать в золото любой расплавленный металл. Разве английский монах Роджер Бэкон в своем «Зерцало алхимии» не говорит: «Алхимия есть наука о способах создания особого снадобья, или эликсира, который, если его пролить на неблагородный металл, в один миг доводит его до совершенства»? Однако вскоре я получил предостережение против такого подхода, знакомясь с книгой Гриллота де Гиври «Музей волшебников: маги и алхимики», в которой говорится следующееCollapse )

Первое столкновение с алхимией

Суровой зимой 1956 года я попал в снежный буран, который вынудил меня искать убежища в книжном магазине, что находится на улице Святого Якоба в Париже. Оказалось, что магазин этот специализируется на оккультных работах по магии, астрологии, ясновидению и ал-химии.
Мое внимание привлекла одна из стоявших на полке книг по алхимии. Мне понравилась ее обложка и оформление в средневековом стиле. И кроме того, я обратил внимание на ее странное название: «Двенадцать ключей к философии».
Чтобы не рассердить владельца магазина, который выглядел очень внушительно и, казалось, мог в любую минуту выгнать меня на улицу, я решил приобрести книгу.
Должен признать, что первый контакт с алхимией меня разочаровал. Предисловие Эжена Канселье, которым начиналась купленная мной книга, изобиловало множеством сведений, непонятных для такого новичка, как я. Да и сама книга, принадлежащая перу брата Василия Валентина из ордена Святого Бенедикта, совершенно не соответствовала открывающим ее словам: «В своем предисловии, дорогой мой друг и поклонник Искусства, я предлагаю Тебе и всем, кто охвачен тем же пламенем, шанс прилежно изучить возможности Природы. Тем же, то смотрит в самую суть, я предлагаю проникнуть в тайны великого Искусства, которому я научился у посвя-щенных. Я покажу Тебе, как наши древние Мастера, постигая высочайшие истины, явили Камень, дабы использовать его во благо всех живущих в этом мире».
Эти слова звучали очень многообещающе, но следовавший за ними текст был так запутан, что, прочтя его, я практически ничего не понял. Что касается рисунков «двенадцати ключей», то смотреть на них было одно удо-вольствие, однако я почерпнул из них не больше, чем из писаний Мастера. Это были изображения роскошно одетых людей, реальных и мифических животных, а также некоторых алхимических принадлежностей, таких как плавильные тигли и реторты. Запутанные объяснения мсье Канселье были явно символическими, однако вся книга, очевидно, была адресована посвященным читателям. Вот какими словами, например, начинался комментарий к первой иллюстрации: «Королю и Королеве Делания, иными словами, философскому золоту и философской ртути, в алхимии соответствует волк и большой шар над куполом храма. Этот шар, а также чаша, охваченная языками пламени, явно указывают на трудный путь, в котором важную роль играет тайный огонь.
Collapse )

Предисловие

— Жизнь в Новом Свете нелегка даже для аптекаря, — заметил как-то мистер Старкей, эмигрировавший из Англии в Америку в начале XVII века.  Он уже снял с фасада своего дома вывеску «Сдается  жилье». Новый жилец, некто Джон Смит — имя, вне  
всякого сомнения, вымышленное — был человеком среднего роста, непримечательной внешности и неопределен ного возраста. Единственное, что бросалось в глаза, так это его образованность. Хлопот своему хозяину он явно не прибавил, в отличие от того пьяницы, что прошлой зимой не давал здесь проходу соседской дочери. Короче, мистер Смит был идеальным квартиросъемщиком, и Старкей забыл бы о его существовании, если бы однажды жилец не попросил разрешения воспользоваться м маленькой лабораторией при аптеке. Он объяснил, что желает опробовать новый краситель. Мистер Старкей согласился, но просьба показалась ему странной, и он велел cвоему сыну Джорджу незаметно проследить за опытами жильца.
Через щелочку в ставнях молодой человек увидел, как в лабораторию вошел мистер Смит, неся в руке маленькую сумочку, явно очень тяжелую. Он достал из нее  куски какого-то невзрачного серого металла, вероятно, свинца, и, поместив их в тигель, разжег под ним сильный  огонь. Когда металл достиг точки плавления, загадочный  жилец извлек из кармана маленькую коробочку с красноватым порошком. Джордж увидел, как мистер Смит вмял щепотку порошка в кусочек воска, скатал его в шарик и бросил в сосуд с металлом. Затем последовало продолжительное ожидание. По истечении четверти часа мистер Смит начал заливать полученный расплав в приготовленную форму. Глаза молодого человека едва не вылезли из орбит, когда он с изумлением увидел, как предполагаемый свинец вдруг стал желтеть и приобретать характерный зеленоватый отлив расплавленного золота.
Collapse )